bhaga (bhaga) wrote,
bhaga
bhaga

Мамонов, Лимонов, Охлобыстин - такие разные наши современники...

   В одном из интервью Петр Мамонов сказал, что в детстве его дразнили в школе «Мамон – чугунная голова».

    А все потому, что он умел с разбегу ударяться головой о школьную мебель: шкафы, полки. И при этом оставаться всё таким же милым и забавным.



    Может быть, поэтому и получился из маленького Пети такая глыба, такой матерый человечище. Артист без преувеличения масштабный и по нашей жизни очень уместный такой, органичный.

    Ибо запудренные мозги современников уже ничем, кроме «freak-style» атаки не пронять.

Таким мог бы стать Ваня Охлобыстин, если бы бросил карате своё.

    И стал бы нормально так «побухивать» и меньше в медиапространство лезть – всё же проку-то нет. Ну, если только «копейка капает» жалкая.
Но она не спасает положения, конечно. «Ведь у меня шестеро детей».

И ты их на одном себе собираешься тащить, Иван? Уважаю.

Но Охлобыстину до Мамонова… даже не то, чтобы далеко. А в разные стороны.

Охлобыстин – при всем уважении - этакий крепкий мейнстрим с претензией на ментальное воздействие.

А Мамонов – это настоящая, подлинная «свобода по-русски».

Такая свобода, о какой деятели из Хельсинкской группы и прочие правозащитники и мечтать не могли. В лучшие свои годы.

     Мамонов без инвестиций обходится. И даже (по слухам) не «бухает» больше.

А влияние на умы имеет какое? Ого-го, какое!

    Спроси современного двадцатилетнего: знаешь, кто такой правозащитник? «Это футболист?»
Вот и то-то. А кто такой Петр Мамонов – знают все.

     Впрочем, кто такой Эд Лимонов, тоже многие знают. Все-таки писатель он бесконечно талантливый.
Такой русский язык сейчас поискать, поискать. Чистый язык, крепкий, упругий – как эрекция гимнаста. Это ощущается при чтении.



     В то же время вопрос об эрекции Мамонова как-то даже не возникает. Ну без разницы мне (и тысячам россиян), какая там у Мамонова эрекция.

     Он и без эрекции уже давно таким мощным столбом над русскими равнинами стоит, что из далека-а видать. И это далеко не вся его норма – он ещё очень многое может и покажет. Этак запросто и неожиданно.

А психотехники Охлобыстина все-таки белыми нитками шиты. «Бунт – это пощечина власти».

     Да они даже не поняли тебя, Иван. Что ты там говоришь: «бунт», «власть», «пощечина».
Их власть – в руках наркодилера, который продает им очередной «спайс».
А больше им ничего и не надо.

А мне они все нравятся. 
Tags: Лимонов, Мамонов, Охлобыстин, кино, литература, политика, цру
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments