bhaga (bhaga) wrote,
bhaga
bhaga

Categories:

Откуда шрам на лице Джамбона?...

Мне вот интересно, есть один вопрос к читавшим Пелевина (читавшим роман «Т» будет вообще понятно).

В романе «Т» есть сюжетная линия с участием Ламы-перерожденца по имени Джамбон (от французского jambon – «ветчина»).

Граф Т. нанимает Джамбона за приличную сумму денег, чтобы тот помог ему перенестись как бы в другую реальность для встречи с Достоевским по важному делу.

В результате Граф Т. действительно «переносится» и там встречает Достоевского (дальше идет уже другая сюжетная линия).
Лама Джамбон в этом ритуале «переноса» принимает непосредственное участие.

Но потом его следы теряются.

И только уже ближе к концу романа «Т» лама Джамбон снова возникает, на собрании «соловьевцев».

Лама Джамбон с приятелем стоит на лестнице у двери в квартиру, и типа курит.

А тут идет, такой, граф Т.

Он хочет попасть на собрание «соловьевцев» в поисках пресловутой Оптиной Пустыни (которую он на протяжении всего текста ищет, собственно).

Увидев на лестнице графа Т., лама Джамбон меняется в лице, испытывая сильнейший испуг, переходящий в ужас.
И скрывается в квартире.

Толстой за ним. Ну и далее начинается еще одна сюжетная линия.

Но вот, что интересно. В эпизоде встречи на лестнице упомянут шрам у ламы Джамбона на лице, причем шрам весьма обширный.

Но про шрам ничего не говорится во время первой встречи графа Т. с Джамбоном, в номере петербургского Hotel d’Europe.
Хотя внешность ламы Джамбона описана там довольно подробно.

Вместе с тем, примерно сутки спустя после ритуала, граф Т. узнаёт от портье Hotel d’Europe (а вместе графом узнаем и мы), во что оно всё вылилось (т.е. «ритуал»).

Оказывается, граф Т. потом по Невскому проспекту за Ламой Джамбоном бежал с криками «Поберегись!». И адски хлестал Джамбона приличных размеров портретом Достоевского.

При том, что в начале ритуала граф Т. съел три таблетки с «тибетским» снадобьем «Слезы Шукдена» (наркотики голландские какие-то).

А портрет Джамбон принес на встречу в Hotel d’Europe в качестве реквизита для ритуала.

Что касается предупреждения «Поберегись!», по всему сюжету романа «Т» оно звучит преимущественно в те моменты, когда граф Т. кого-то вот-вот убьет (или только что убил).

Граф Т. предупреждает своих врагов таким криком, тщательно соблюдая непротивление злу насилием. Именно поэтому все враги графа Т. гибнут как бы сами, от самых невероятных причин, кроваво так гибнут, мучительно.

Ламе Джамбону удалось, однако, выжить. Но остался шрам.

Или шрам не от этого?
Или шрам с самого начала был, но в первой сцене просто не упомянут?
Или Пелевин просто забыл про шрам, а потом решил вспомнить?

Граф Т. "наградил" Джамбона шрамом, или не граф Т.?*

Вот интересно будет узнать мнение читателей ЖЖ про эту историю со шрамом. Спасибо.
Tags: литература, пелевин, толстой, юмор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments