bhaga (bhaga) wrote,
bhaga
bhaga

Categories:

Русская философия как сумма двухтысячелетней платоновской традиции

Что такое философия?
И еще более узко - что такое РУССКАЯ философия.
Вопрос столь же вечный, сколь и... банальный.
Простого и универсального определения не существует.

И многие мыслители считают задачу такого определения невозможной.




Самая заслуживающая доверия попытка - номиналистическая отсылка.
Мол, философия - это то, чем занимались Платон и Аристотель, Кант и Гегель.

Возможно, самое известное и широко цитируемое, хотя и немного эксцентричное, определение принадлежит А. Н. Уайтхеду:
философия - это серия сносок к Платону.
Ха-ха.

Если это правда, то русская философия должна рассматриваться как неотъемлемая часть западной интеллектуальной традиции.

Ведь она дает, пожалуй, самые тщательно разработанные сноски для самых зрелых и всесторонних диалогов Платона. А именно: «Республика и законы».

Что касается русской философии, вот её центральные вопросы (или темы):

- вопросы социальной этики и политической философии
- вопросы отношений человека с государством
- вопросы адекватных знаний и добродетельного поведения
- вопросы мудрости и власти, религиозных и эстетических ценностей
- вопросы идей и идеалов как руководящих принципов для человеческой жизни.


Эти вопросы иллюстрируют сохраняющуюся актуальность русской философии по отношению к наследию Платона, и к западной традиции.
В самом широком смысле.

Более того, сам статус идей в русской философии отражает видение Платоном их как онтологических сущностей, «законов» или идеальных принципов. В этом отличие от простых эпистемологических единиц.

Обсуждая русскую философию, особенно советскую, мы должны учитывать практическую судьбу таких платоновских концепций.

Особенно это пригодится, когда мы попытаемся исследовать конечный результат идеократической утопии, в которой философия была призвана править республикой.

Что касается учения Платона о связи идей с основанием государства - нигде и никода ещё оно не было воплощено в таком буквальном и столь грандиозном масштабе,
как в России.

Особенно в Советском Союзе.

Русская мысль всегда старалась воплотить самые общие идеи в социальных отношениях и в сущности повседневной жизни.
Идеал состоял в том, чтобы "отфилософничать" реальность, превращая ее в прозрачное царство идей.

Вот почему мысль в самый момент своего триумфа стала пленницей Хрустального дворца, основанного на философском основании.

В Советском государстве философия, более чем где-либо за человеческую историю, стала высшим юридическим и политическим институтом.

Она обрела силу сверхличностного, универсального разума. Этот разум, в своем неограниченном господстве был равносилен безумию.
Потому, что, будучи государственной философией, он безжалостно преследовал отдельных мыслителей.

В определенном смысле Россия пострадала не от недостатка, а от избытка философии.

В других странах высшая ценность и высший уровень власти приписываются религиозным или мифологическим убеждениям.
Ну, или экономической выгоде.

А что же в коммунистической России?

А в России именно философия служила высшим критерием истины. А заодно и основой всех политических и экономических преобразований.

Верность учениям диалектического и исторического материализма была предпосылкой гражданской верности и профессионального успеха.

Ни рабочий, ни крестьянин, ни ученый, ни политик, ни писатель, ни художник не могли добиться успеха в своих областях без особой философской подготовки.
По крайней мере, без понимания азбуки «диалектических форм движения материи».

Философские идеи в России редко перерастали в сбалансированные, самодостаточные системы.
А всё потому что государство владело привилегией осуществлять и систематически разрабатывать их.

Судьба русских мыслителей состояла в том, чтобы растворить эти идеократические системы в потоке капризного, спонтанного, пророческого, экзистенциального мышления.

Это мышление пыталось выйти за пределы систем, подорвать их, а не консолидировать.

Официальная философия функционировала как инструмент власти.
И поэтому задачей и достоинством философии неофициальной было продвижение антитоталитарных способов мышления.
Её задачей была деконструкция любого возможного принципа систематизации.

Таким образом, к какой же традиции принадлежат:
- русские мыслители
- они же марксистские мыслители
- они же немарксистские (или антимарксистские)?

К какой традиции они принадлежат?

Они принадлежатк этой самый, вышеназванной традиции.

Важно: такая принадлежность допустима только если мы будем измерять философский характер мышления по объему его долга перед Платоном.
Перед тем (в данном случае) Платоном, который обнаружил спекулятивное царство идей.

И в этом смысле русские мыслители следуют Платону даже, возможно, в большей степени чем западные мыслители.

Можно даже сказать, что философия советской эпохи является конечной стадией развития и воплощения идей Платона в западном мире.

На этом этапе проект идеократии пришел к полной реализации и исчерпал себя.

Царство идей достигло предела самоуничтожения, потому что субстанция Бытия сопротивлялась ярму идеализма.

И далее она находится в процессе возвращения к своей изначальной идентичности.

Таким образом, русская философия суммирует и акцентирует более двух тысяч лет платоновской традиции.

Но это еще не всё: она указывает путь к возвращению к основам, которые не подвержены идеологическим извращениям.

Относительно короткий период подводит итог двухтысячелетней трансформации западной мысли.
Она (трансформация мысли) сопровождала Платона в его поисках мира чистых идей.
Tags: аристотель, платон, ссср, философия, фрейд, юнг
Subscribe

Posts from This Journal “философия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments