bhaga (bhaga) wrote,
bhaga
bhaga

Category:

Зачем узбеку гражданство?

С чего начинают узбеки в Москве

Первоначально мигранты (ещё до выезда из Узбекистана) думают, что едут только для того, чтобы собрать денег.
И быстро вернуться в Узбекистан, как только будет накоплена существенная сумма.




Они не собираются в России обосновываться, не принимают во внимание культурные различия, не ощущают опасения открытия нового мира.

Узбеки поначалу и не думают о том, чтобы получить гражданство в России.
Это и не так просто.
Гражданство – финальная часть оформления миграционных документов на территории РФ.
А сначала в России надо долго жить, и только потом можно попробовать получить гражданство.
Как узбеку получить гражданство России?
Надо идти на сайт Ваше право и читать про гражданство

Но поначалу узбеки не намерены ни получать гражданство, ни даже меняться под воздействием нового жизненного опыта в незнакомой стране.

Они думают, что они только сделают свою работу, независимо от того, насколько она грубая, и потом уедут.
А потом, возможно, начнут снова.

Но, как гласит народное выражение, «мы никогда не приезжаем по причинам, по которые нам пришлось уехать».

Оказавшись в России, и это кажется очевидным, узбеки понимают, что миграция не может быть понята только в виде временного эпизода. Этакой остановки, когда мигрант не будет действительно въезжать в принимающую страну, оставаясь в своей работе.

Ошибочно принято считать по поводу трудящихся-мигрантов, что в общем виде: жизнь мигранта = жизнь на работе.
Это и оправдывает жизнь мигранта только его работой.

Но в реальности это далеко не так.
и исключает весь аспект проекта, Миграционный сценарий в целом очень сложный, там работа только один из элементов.

В действительности, хотя интеграция не является их целью, мигранты, похоже, постепенно вживаются, в ходе своей работы, в ситуацию, которая отличается от ситуации в Узбекистане.



Видение, которое имеют трудовые мигранты о себе и своей работе может значительно варьироваться.

Некоторые ученые считают, что работа является изнурительной деятельностью долгими днями, но эта физическая усталость представляется спасительной. Поскольку она «мешает мыслить».

Вспоминает Аршигуль, она прожила в Москве с 2002 по 2003 год.

Она приехала, чтобы присоединиться к своему мужу, потому что не хорошо оставлять мужчин слишком долго в одиночестве, понимаете? [смеется]

Он работает пекарем со своими братьями, но по образованию он геолог.
Я вернулась в Узбекистан, потому что он хотел, чтобы я заботилась о детях.
Но я бы хотела вернуться в Москву.
Странно, когда я была там, я хотела быть в Узбекистане, а кода я была в Самарканде, я хотела быть в Москве.
Мы жили в бедном районе, в общежитии [ коллективное жилье], рядом с пекарней и в десяти минутах от моей работы.
Сейчас он живет со своими братьями в квартире, я думаю, что лучше.

Сначала я работала домработницей с богатыми людьми, банкирами, а потом была продавцом.

Здесь у меня есть моя семья, конечно, но мне скучно.
Я могла бы работать в больнице, так как я медсестра, но это не имеет значения, и я здесь, чтобы заботиться о детях.

Там я так много работала, что моя голова больше не работала! [смеется]
У меня не было времени думать о своих детях, я падала от усталости. Я работала с девяти утра до девяти вечера без перерыва. Мне было трудно вставать по утрам, и первые часы работы были самыми тяжелыми.
После этого вс становится автоматическим. Вот и все, после работы ничего не соображаешь, но зато есть работа.


... ... ...
Рассказ Аршигуль является воспоминанием о миграционном прошлом, а не рассказом о миграции.
Она сравнивает свою нынешнюю ситуацию: мать в доме, живущая у зятя в Самарканде, и год работы в Москве.
Работа представляла собой отчужденное занятие, занимавшее целый день, и не оставляющее передышки до вечера.
А потом спокойный сон занимал все остальное время.
Работа становилась спасением от ностальгических мыслей.

Занятость за вознаграждение является приоритетом для экономических мигрантов, но в то же время является ежедневным спасательным кругом для борьбы с призраками.
Работа составляет основную часть жизни мигрантов и оставляет мало места для отдыха.

Почти все они работают не менее десяти часов в день.
Работа и рабочие места создают особые социальные взаимодействия.
Несмотря на то, что многие мигранты считают, что они тут только для работы, они, тем не менее, вовлечены в социальные проблемы.
И подвержены влиянию новых для них принципов отношений.

Является ли работа способом интеграции в принимающее общество?
Или, наоборот, способствует ли она ограничению их жизни только микромиром работы?

Давайте пожелаем им всем успехов!
Tags: деньги, израиль, имиграция в новую зеландию, работа, семья
Subscribe

Posts from This Journal “работа” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments