bhaga (bhaga) wrote,
bhaga
bhaga

Category:

Всеми забытый Хемингуэй, такой тёплый и "ламповый" (или сколько стоит билет в дом-музей)

В городке Ки-Уэст уютно, тепло и спокойно. Это самая южная точка на карте США.
Там находится дом-музей известного писателя Эрнеста Хемингуэя.
Билет на посещение стоит 13 долларов для взрослых и 6 долларов для детей. Детям до 5 лет - вход бесплатно.
Можно провести вечеринку, свадьбу или просто бизнес-встречу. Все тарифы указаны.

Дом находится на тихой улице Старого города в Ки-Уэст. Построен еще в 1851 году. Он прямо-таки погружает в историю американской литературы. Именно там Хемингуэй написал некоторые из своих величайших произведений.

Более десяти лет Папа Хемингуэй (как его назыавали) считал Ки-Уэст своим домом и черпал вдохновение в тихом одиночестве, и в бирюзовых водах, которые его окружали.

Вокруг пышные сады.


Можно совершить экскурсию по залам, где была создана литература, получившая Нобелевскую премию.
Если захотеть сделать фото, никто не запретит. Это можно.


Можно сохранить для себя на фото его рабочий кабинет (как бы назвали это место у нас).



Как утверждают смотрители дома, она осталась нетронутой. Можно сфотографировать один из двух автоматов по продаже кока-колы наделеко от общественных туалетов.

Или один из маленьких домиков, построенных для десятков шестипалых кошек, бродящих по территории.



На крышах домиков дощечки с надписью: «Hemingway Home Cats Get Revolution Plus Every Month».
Переводится типа «Домашние кошки Хемингуэя получают революцию каждый месяц». (Игра слов: Revolution Plus американское лекарство для кошек от блох).
Это место представляет собой своего рода визуальный символ, свидетельство продолжающегося мифа о Хемингуэе.
Этот миф очень живучий.
Вплоть до того, что в бывшем доме Хемингуэя теперь есть автоматы с газировкой, а у его кошек есть собственный медицинский спонсор.
В назначенные даты проводятся конкурсы на лучшего двойника.
Можно поиграть со знаменитыми шестипалыми кошками.








Что касается мифа про Хемингуэя, он был
создан при жизни Хемингуэя, и в основном им самим.
Спустя девяносто пять лет после публикации его первой книги «И восходит солнце», читатели все еще восхищаются этим человеком. Все очарованы им, даже критические книги про книги Хемингуэя попадают в списки бестселлеров.
Немногие писатели (лишь горстка) породили целую экосистему литературной критики вокруг своего творчества. И это постоянно подзадоривает массовую читательскую аудиторию, разжигает интерес.
Нет ни одного американского писателя, который оставил бы после себя столько литературной критики и домыслов, как Хемингуэй.
Но спустя почти 100 лет эта критика, наконец, становится более честной, тонкой и интересной.
Напримр, о Хемингуэе прямо и честно говорится в книге Пола Хендриксона «Лодка Хемингуэя» 2012 года (Paul Hendrickson, Hemingway’s Boat). Книга стала финалистом Национальной премии клуба книжных критиков.
А также хорош новый документальный фильм Кена Бернса и Линн Новик «Хемингуэй» (Ken Burns, Lynn Novick "Hemingway")
Конечно, Америка не могла не романтизировать Хемингуэя. Хотя его часто хвалят, также и критикуют, когда он этого заслуживает.
Когда он жесток или ведет себя как расист (что бывало часто), никто не пытался обелить его недостатки.
Образ Хемингуэя иногда угрожает затмить его творчество. Он был создан при жизни и стал настоящей пыткой. Эту Хемингуэй сам себе учинил.

Когда издательства подписывали контракт с Хемингуэем, они знали, что́ покупали.
«Хемингуэй был сделкой "два по цене одного". Персона имела решающее значение для того, чтобы начать продавать его как писателя.
Издатели рассказывали о нем репортерам массу сплетен. И так ползли слухи. Такой подход к маркетингу отличался от продвижения других писателей того времени.
Хотя миф о грандиозном авторе, несомненно, помог продвигать книги, он же (миф) вызвал волну критики.
Это был тонкий культурный момент: феминистские критики 1960-х и 1970-х годов пересмотрели его работы, посмотрели на них через другую призму. И по-настоящему возненавидели Хемингуэя.
Есть мнение, что писателю требуется пролежать в могиле примерно два десятилетия, прежде чем его начнут оценивать по достоинству.
Соответственно, в 80-е годы популярность Хемингуэя резко возросла.
В 1983 году начался всплеск продаж книг Хемингуэя. Литературоведы заметили, что ранее критикуемая репутация «возводится на новом уровне».
Но еще и до смерти литературные критики копались в творчестве Хемингуэя.
Например, после попытки выявить символизм в «Старике и море», Хемингуэй написал письмо-отповедь. Мол, никакого символизма нет. Море есть море. Старик - старик. Мальчик есть мальчик, а рыба - это рыба. Акулы всё ещё акулы, не лучше и не хуже. Символику все люди называют дерьмом. То, что выходит за рамки, - это то, что вы видите дальше, когда знаете».
Это письмо отчасти фальшивое.
Хемингуэя, конечно, очень заботило то, что о нем говорили и думали люди. Он сам был горазд подкинуть "символизма" или сплетен.
Поэтому никто никогда не переставал копаться в его творчестве. Это породило огромную, мрачную бездну пронизанных завистью исследований его работ.
Одна вещь, однако, не изменится и всегда останется при нём.
Хемингуэй блестяще писал. Это оказало влияние (да и вдохновило даже) бесчисленное количество писателей.
Один известный писатель признавался, что когда читал первые предложения «Прощай, оружие», думал так: «Я представил, что если я изучу их достаточно внимательно и буду достаточно много практиковаться, то однажды сам смогу составить сто двадцать шесть таких слов».
В документальном фильме на эту тему приводятся комментарии про Хемингуэя от писателей-тяжеловесов: Тим О’Брайен, Мэри Карр и Эдна О’Брайен.

Хемингуэй был, кстати, не лишен самоиронии. И даже обращенной на себя сатиры.

В тексте «По ком звонит колокол» персонаж Роберт Джордан говорит типа “felt the earth move out and away from under them («почувствовал, как земля уходит из-под них»).
Конечно, это глупая фраза, и это Хемингуэй, высмеивающий сам себя. И надо посмеяться, когда писатель кланяется своим собственным штампам.
Но документальный фильм также показывает острую красоту произведений Хемингуэя. Этому помогает актер Джефф Дэниелс, который читает как Хемингуэй.
Наконец, наиболее сжатое объяснение Хемингуэя предлагает Мириам Мандель. Она говорит: «Это то, что художник делает со своим предметом искусства».
Со всей силой, волей, и навыками он входит, контролирует предмет и делаете из него что-то прекрасное.
При всех недостатках Хемингуэя (расизмом, сексизм и жестокость) - у него есть качество, искупающее всё это.
Он обращался со своим предметом творчества более тщательно, чем кто-либо с тех пор.
И когда он писал хорошо, потом делал из этого что-то прекрасное.
Tags: америка, дом построить, история, литература, литературная критика
Subscribe

Posts from This Journal “литература” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments