bhaga

Categories:

Мой комментарий к записи «Как философ Василий Розанов был и Козлом, и Елизаветой Сладкой. Еще и…

евреи в плотском понимали, чего уж там. Это же кочевники были испокон.
Люди без родины.
Русский-то Ванька нажрётся водки, да ползёт невменяемый к родной завалинке. Знает, что в избе его уж точно ждёт жена-дура и семеро по палатям, некормлены-необуты. В сущности, отрыв от реальности сильнейший (но тут Православие постаралось, конечно: заменило русскому мужику реальность идеей Бога).

Под такой призмой жену и поколотить можно, чтобы не вякала.

а еврейский Хаим, он — что?
О, он живёт, почитай в поле, на улице. Дикий человек, дитя ветра!
Без избы, без завалинки.
Нажираться водкой до синих глаз ему ни-ни, можно и сгинуть, в поле-то да во степи.
вот и вырабатывается у Хаима с младых ногтей прагматичность невероятная, даже и "умудрённому" русскому деду неведомая.
Хватка крепкая вырабатывается, смекалка и изворотливость.
Тут же и к женщине (и к половой связи с ней) отношение вырабатывается соответствующее, ситуативное: подвернулась вагина чья-то, да скорей её, немедля окунуть свой "fall", в её "vul" (термины взяты у Розанова).

Окунуть, и макать, макать до полнейшего экстатического изнеможения, лежа где-нибудь в овраге, или просто под навесом из тряпок. Ведь так называемого "завтра" может и не быть просто у еврея-кочевника.

2. А уж шинок открыть и водкой русского мужика опаивать, это Хаим завсегда способен. На то она и прагматичность генетическая.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.