March 13th, 2008

KID

тщеславие

Одна смутно знакомая мне особа из фирмы Суп (http://www.sup.com/) в марте прошлого года говорила, что около 90% пользователей Live Journal пользует его исключительно из-за тщеславия. Хотят, сволочи, прославиться, знаменитыми стать. И дай-то Бог.

 

Если тщеславиться, то по полной. Размещаю просто целиком текст одного из полученных мной и-мейлов, в расчете на то, что сам факт получения мной подобных писем безусловно сработает на мою славу и принесет столь искомую мной известность. Или послужит кирпичиком на стройке памятника моему величию.

 

И-мейл этот - от девушки 30-ти эдак с лишним лет, спортсменки, порядочно тщеславной тоже. Она не в курсе.

Но понятно ли непосвященному, о чем там базар?

Во.

 привет! Как жизнь? Что хорошего происходит? Как-то мы с тобой непонятно попращались последний раз, если честно я не была готова к откровениям по поводу секса, ты меня просто застал врасплох.  Кстати, спасибо тебе за шанкхпракшалану, уже несколько раз делала,и не перестаю удивляться, что получается. У нас тут была сессия по холотропному дыханию, приезжали мои знакомые из Москвы. Прикольно, я конечно хотела чего-то более впечатляющего, но все равно каие-то вещи поняла для себя, когда дыщала. Для разнообразия можно иногда попробовать, но йога конечно надежнее. Как сам? Как тебе Сидерский? Как студенты? Пиши. Удачи. Женя.

KID

Пилот и его пилотка

 Женщинам нравятся красивые автомобили. Спорить с этим фактом – бесполезное занятие. Даже красивые мужчины уступают место красивым автомобилям в женских предпочтениях. Сочетание того и другого, разумеется, представляет собой полный джекпот. Джекпот столь же вожделенный, сколь и недостижимый. Однако, нет ничего невозможного.
KID

Вездеходы и сало

 

 

Я еду по улицам типовой российской деревни. Одноэтажные дома, деревянные заборы. Еду на трехколесном вездеходе-мотоцикле. У него очень большие толстые высокие резиновые колеса, в половину роста взрослого человека. Улицы не широкие, и на них творится странное: земли не видно, а всё залито водой, в которой плавают льдины разного размера, как во время ледохода на реке. Очевидно, на дворе весна. Такое впечатление, что ледоход добрался до деревни. По сути, вездеход гребет по воде и льдинам, а не едет. Больше из людей никого не видно. Вдруг, повернув за угол, я вижу в отдалении, на похожем вездеходе, типового американского полицейского-шерифа. Он в больших солнцезащитных очках и черной шляпе: шляпа по форме ковбойская, но видно, что форменная – такую должны выдавать в полиции. Этот американский полицейский склонился над кем-то (стоящим, вроде бы, в воде) и проверяет у него документы. То, что он проверяет именно документы, я понимаю каким-то десятым чувством. Во мне возникает жутко сильное желание убежать от этого полицейского. Но это не страх. Это дикий кураж, сильнейшая эйфория - просто уйду от полицейского - и всё. Я тут же поворачиваю обратно за угол улицы, и мгновенно оказываюсь внутри какого-то жилого помещения. О нём можно сказать, что там коридор, или просто подобие стены, в которой через равные промежутки есть входные двери квартир с номерами. Я медленно двигаюсь вдоль стены мимо этих дверей. Некоторые двери открыты, и в дверях на пороге стоят по большей части женщины в домашних не первой свежести халатах. На многих халаты расстегнуты. Женщины немолодые, толстые – жир свисает. Они в домашних бигудях, зазывно смотрят на меня и приглашают зайти, поесть «пельмешей», сала, ветчины, буженины, жареного мяса, яиц, и просто зайти – погостить.
Что-то необоримое заставляет меня зайти к одной из женщин. Но есть одно условие: нужно снять колеса с вездехода и оставить их в специальном месте перед входом. Я соглашаюсь, скорее нехотя. Захожу, и вижу в квартире ещё нескольких похожих друг на друга женщин, в расстегнутых халатах, под которыми видны их тела, с которых свисает жир. Они хаотично двигаются по комнатам квартиры, мало обращая на меня внимание.
Внезапно резкое ощущение, что надо уходить. Забрать колеса от вездехода и уходить. Я ищу колеса. Одного не хватает. Где оно находится, никто ответить не может. У меня твердое намерение найти колесо, и только после этого уйти...
Тут я просыпаюсь.