October 19th, 2020

елена

В монархии что-то есть...

Уже в XVIII веке как в Европе, так и в Америке было понятно, что республики древности - это не просто форумы абстрактного красноречия.
Они опираются на чувства патриотизма и общинной самобытности. Хотя отсутствие политических партий в них слишком хорошо давало свободу демагогам.

Если монархия, и в особенности монархия английская, долгое время считалась идеальным режимом, то это потому, что она была в каком-то смысле наименее политизированной.

Так, английский философ и историк XVIII века Дэвид Юм был монархистом. А все потому что политика была в его глазах столь трудным занятием, что присутствие наследственного монарха во главе исполнительной власти казалось ему наилучшим из всех решений.

Он также верил в необходимость клиентелизма. Речь идет о том, чтобы смазать винтики правительственной машины в тех областях, где действительно нельзя было обойтись без политики.

По его мнению, правительство должно опираться на собственные интересы подданных, честолюбие знатных людей и социальный конформизм и, в случае необходимости, на применение силы.

После обретения независимости американские политические лидеры, по крайней мере временно, были более идеалистичными, чем их британские коллеги, в том, что политика вполне может обойтись без харизматических фигур и сложных систем клиентелизма.

А что в наши дни?
В наши дни дискуссии вокруг демократии слишком часто отражают интересы и взгляды людей, которые находятся в бизнесе. Это правящие, а не управляемые.
В сущности, это равносильно обращению с демократией так, как если бы она выполняла ту же функцию, что и монархия.


женщина голая лежит.jpg

А именно: узаконивала бы действующее правительство и властвовала над социальным порядком.

Допустим, мы хотим показать, как демократия действительно демократична.
Как она позволяет выражать интересы членов общины, которые затем были бы утверждены выборами.

И допустим так же, что мы уже показали, что демократия не только служит, как монархия, для легитимизации существующей власти, независимо от того, имеет ли народ свое право голоса в отношении программ, подлежащих ее голосованию.

И как же нам быть?
А так: мы должны показать, что современные демократии имеют общее с республиками древности, а не только то, как они отличаются друг от друга.

Дело в том, что слишком часто забывают о том, что политическая демократия может также использоваться для ослабления напряженности.

Речь идето напряженности, обусловленной отсутствием социальной демократии, связанной с неравенством в доходах.

Особенно это бывает в силу экономической динамики (например, афинская демократия).
Напротив, социал-демократия не обязательно идет рука об руку с политической демократией. В частности, за исключением порабощенного класса илотов, все граждане Спарты жили в относительном экономическом равенстве.
Но Спарта была монархией.
Вот и думай.
BABBY2

Откуда есть пошли испанские либеральные интеллигенты?

Испанские либеральные интеллигенты говорили (и говорят) от имени народа.
Но народа, которого еще нет, которого нужно обучать и воспитывать в сельской стране, которая с трудом добивается демократизации.

Испанские либеральные интеллигенты хотели, чтобы этот народ вошел в парламент.

Но они сталкивались с присутствием масс на улице и задавались вопросом: не ошиблись ли они с выбором той силы, которая будет воплощать перемены?

После борьбы с монархией и содействия воцарению Второй Республики испанским либеральным интеллигентам пришлось выбирать свою сторону перед лицом радикализации политической жизни 1934 года.

А затем и перед лицом переворота генерала Франко в 1936 году.

Большинство испанских либеральных интеллигентов сдалось, и ушло в изгнание.
Другие стали активистами и оказались рядом с республиканским народом.




Альтернатива между Реформацией или революцией становилась дилеммой.
Это расхождение иллюстрирует дискомфорт либерала в поисках идеализированного народа.
Народа, который должен был стать скрепляющей силой этого негласного пакта в обществе.

Но откуда началось разочарование либерального интеллектуала?
Разочарование либерального интеллектуала возникло из-за того, что эта система постулировала собственное преодоление, не будучи в состоянии его реализовать.


  • Мигель де Унамуно

  • Хосе Ортега и Гассет

  • Мануэль азана

  • Антонио Мачадо

Все эти люди хотели одного, но шли разными путями.

Давайте пожелаем, чтобы им земля была пухом...