bhaga (bhaga) wrote,
bhaga
bhaga

Не плати лишнего – проси Всевышнего


     На чьи деньги Никита Михалков снял «Предстояние»?

     Это первый вопрос, возникший у меня после просмотра фильма. Посмотрел я его совсем недавно, чтобы не попасть под влияние связанной с его выходом истерúи. Иначе не назовешь: истерúя. Не истерика. А именно истерúя.
     Этот термин вспомнился мне из детства, когда я читал иногда советские газеты и журналы. Слово «истерия» в масс-медиа СССР употреблялось в отношении так называемого «Запада». Вот Запад что-то делает или о чем-то говорит. Или нападает на какую-то бедную африканскую страну. Это не что иное, как «истерúя» и «политика большой дубинки». Короче, с этим словом (истерúя) у меня не самые лучшие ассоциации.
     И фильм сразу после выхода я смотреть не стал. Зато почитал блоги, пишущие про этот фильм, а заодно и обзоры блогов. Кстати,
обзор блога - вещь вообще полезная. Как своего блога, так и чужого. Не на каждом блоге есть рубрика обзор блогов. Но всегда интересно, зачем люди вообще блоги ведут. Некоторые и не знают, зачем. Может, так оно и лучше даже.
А фильм «Предстояние» снят очень дорого. На серьезном – как раз западном – уровне. Сцены войны вообще дорого обходятся: все эти взрывы, танки, самолеты.
    И в этом смысле к «Предстоянию» претензий нет. Но где Михалков такие деньжищи-то огреб? Известно же, что серьезного финансирования у него нет. Какие-то крохи из госфондов, какие-то копейки с налогов на CD (уж совсем смешно). А уж как он по госструктурам побирался с заходом на телеинтервью по той же теме – отдельная песня. Нелегко сейчас живется дворянам, одним словом.
     А «Предстояние» - фильм бюджета громадного. Это можно утверждать
с уверенностью. Я ведь киноман с многолетним стажем. Одно время довольно подробно изучал этот вопрос. Как в Голливуде снимают фильмы и сколько это стоит. Масштаб «Предстояния» как раз голливудский.
И стал я замечать, какие там в фильме «внушения» и ключевые сцены. Призванные в людях эмоции бередить и на что-то намекать.
     Так, все ключевые сцены очень тонко религиозно-православной пудрой присыпаны.
Например.
Вот сцена бегства советских войск в первые дни войны. Переправа через реку. Всё смешалось в кучу, люди, семью с узлами, грузовики. Чиновник на машине везет какую-то кассу – очень много наличных денег. И орет, что это важный груз, пропустите, мол, вперёд. Вдруг начинается бомбежка. Пыль, дым, взрывы вокруг. Всё летит в пух и прах. Машина переворачивается, деньги (очень много) высыпаются в пыль на дорогу. Но никто их не поднимает, все бегут спасаться. Одни лишь чиновник носится, просит людей помочь ему – спасти деньги. Разумеется, следующая бомба попадает прямо в него. Этого человека не жалко. Мораль?
Не деньги в жизни главное. Явная идеология церкви.

     Другая сцена. Немцы разбомбили корабль с раненными. Утонули все, спаслись только двое: молодая девушка (дочь комдива Котова) и безногий солдат (до войны священник). Ног уже на войне лишился. Они в воде, держась за плавучую мину. И этот добрый дядька, чуя близкую смерть, сначала покрестил девушку по быстрому. А потом ещё одной лишь силой молитвы «сбил» прилетевший добивать их немецкий истребитель.
Что тут пропагандируется и что внушается?

Ясное дело.

Tags: Михалков, предстояние
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments