Category: философия

BABBY2

Основные вехи русской мысли

Значение и влияние русской мысли


1. В современную эпоху Россия была первой незападной нацией, которая бросила вызов евроцентрическим историческим моделям и культурным канонам.
А именно:
- рационализму
- легализму
- индивидуализму.

Далее, Россия предложила альтернативную модель цивилизации.
Да, тот самый спор между славянофилами и западниками.

Современный мультикультурализм восходит к российскому интеллектуальному поиску неевропейской национальной идентичности.




2. Русский синтез философии и религии, феномен «религиозной философии», уникален в истории мысли. Откровение и рационализация, вера и разум рассматривались как взаимодополняющие аспекты «целостного знания». Понятие целостности, или целостности, является основным российским вкладом в теорию познания. Этот принцип распространяется и на онтологическое измерение, как аксиоматическое единство знания и бытия.

3. Русская философия уникальна в своей преданности целям практической трансформации жизни и общества. Интеллигенция - характерный русский феномен: в европейской философии этот термин относится к умозрительной и умозрительной способности ума, а в России он стал названием мощного социального слоя, специфической задачей которого было воплощение общих идей в жизнь. Интеллигенция пытается жить и действовать в соответствии с философскими идеями и навязывать их обществу в целом.

4. Русская философия породила масштабные проекты всестороннего преобразования мира, в том числе такие идеи, провозглашенные Соловьевым и Федоровым, как «Богочеловечество», «Тотальное единство», «Эсхатологическое преображение и конец истории», восстановление христианского единства Победа над слепыми силами природы, бесконечная космическая экспансия и воскресение мертвых. Русская философия привнесла в мировую мысль новые универсальные измерения и критерии, хотя непосредственные результаты этих проектов не могли иметь практического значения и даже влекут за собой опасность тоталитаризма.

5. Русская философия разработала, обращая внимание на мельчайшие детали, утопический проект марксистской мысли, систематизировала его как «диалектический и исторический материализм» и убедительно продемонстрировала как преимущества, так и опасности его практического применения. То, что оставалось спекулятивной, хотя и влиятельной, теорией в западных социальных науках, было проверено в практике русского коммунизма и доказало его непригодность для улучшения человеческого общества: таков решающий негативный урок советского марксизма.

6. В СССР философия впервые в истории человечества стала руководящим принципом всей экономической, политической и культурной деятельности. Философия диалектического и исторического материализма сыграла ту роль, которая в традиционных обществах принадлежит мифологии и религии. Советское идеократическое государство было уникальным опытом осмысления и философствования всей реальности как лаборатории для проверки общих понятий. Заветный союз государства и философии, который со времен «Республики» Платона вдохновлял крупных западных мыслителей, включая Томаса Мора и Гегеля, был внедрен в России - и оказался самой тиранической силой в истории.

7. В советскую эпоху философия была наиболее опасным занятием в России, и подавляющее большинство первоклассных мыслителей, таких как Бердяев, Шестов, Флоренский, Бахтин, Лосев, подвергались преследованиям, истреблению или молчанию (изгнание, смертный приговор Трудовой лагерь, запрет публикаций и т. д.). Это преследование свидетельствовало, как никогда ранее в истории, о жизнеспособности и значимости философской мысли как причины духовного освобождения. Готовность мыслителя пожертвовать своей жизнью и свободой ради своих убеждений придала более глубокое значение самой профессии философа.

8. Поскольку русская мысль наиболее сильно пострадала от тоталитарных соблазнов, она также разработала философскую стратегию сопротивления тоталитаризму. Такие тенденции и школы, как экзистенциализм, диалогизм, культурология, христианский либерализм и экуменизм, структурализм и концептуализм, возникли в противовес советскому тоталитаризму и продемонстрировали разнообразие интеллектуальных методов, бросающих вызов государственной идеократии. Такие понятия, как «самостроящаяся личность», «этика творчества» (Бердяев), «диалог», «карнавал», «полифония» (Бахтин), «семиосфера», «типология культур» (Лотман), «национальный образ Мир "(Гачев)" Национальное покаяние и самоограничение "(Солженицын) предоставляет широкий спектр стратегий для антитоталитарного и антиутопического мышления.

9. В начале 20-го века русская мысль, вдохновленная Достоевским, первой приняла экзистенциализм как целостный набор новых философских идей. Русская философия положила начало критике рационализма, объективации и «эссенциализма» - метафизики общих законов, которая была безразлична к индивидуальности. Розанов, Бердяев и Шестов предвидели серьезные изменения

9. В начале 20-го века русская мысль, вдохновленная Достоевским, первой приняла экзистенциализм как целостный набор новых философских идей. Русская философия положила начало критике рационализма, объективации и «эссенциализма» - метафизики общих законов, которая была безразлична к индивидуальности. Розанов, Бердяев и Шестов ожидали серьезных изменений в европейской мысли; они выражали экзистенциалистские взгляды за двадцать или тридцать лет до того, как экзистенциализм стал ведущим движением в западной философии.

10. Русская культурология и структурализм являются важным вкладом в философию культуры и знаковых систем. В России эти школы подчеркивают целостность и взаимосвязь всех культурных мероприятий и языков, а также необходимость диалога между различными культурами. В отличие от американского мультикультурализма, который подчеркивает множественность и самоидентификацию культур, русская мысль более склонна к транскультурному подходу: каждая культура может достичь своей идентичности только в глазах другой культуры.

11. Русский концептуализм - это инновационный вклад в постмодернистскую и постструктуралистскую мысль. Демонстрируя относительность и самоссылочность всех систем знаков, концептуализм критикует основное понятие «реальность», спроецированное идеологическими схемами. Концептуализм отмечает прорыв русской мысли в постидеологическое и постутопическое измерение, демистификацию все авторитетные и объективистские дискурсы, включая марксизм и структурализм.

12.

Философская мысль постсталинской эпохи, включая такие движения, как структурализм, персонализм, культурология и религиозная философия, предвосхитила и в значительной степени стимулировала нынешний переход России от тоталитаризма к демократии. Демистификация идеологии, свобода личности, множественность культурных языков и взаимодействие различных культур и религий - вот некоторые из философских предпосылок современного демократического перехода.
BABBY2

Русская философия как сумма двухтысячелетней платоновской традиции

Что такое философия?
И еще более узко - что такое РУССКАЯ философия.
Вопрос столь же вечный, сколь и... банальный.
Простого и универсального определения не существует.

И многие мыслители считают задачу такого определения невозможной.




Самая заслуживающая доверия попытка - номиналистическая отсылка.
Мол, философия - это то, чем занимались Платон и Аристотель, Кант и Гегель.

Возможно, самое известное и широко цитируемое, хотя и немного эксцентричное, определение принадлежит А. Н. Уайтхеду:
философия - это серия сносок к Платону.
Ха-ха.

Если это правда, то русская философия должна рассматриваться как неотъемлемая часть западной интеллектуальной традиции.

Ведь она дает, пожалуй, самые тщательно разработанные сноски для самых зрелых и всесторонних диалогов Платона. А именно: «Республика и законы».

Что касается русской философии, вот её центральные вопросы (или темы):

- вопросы социальной этики и политической философии
- вопросы отношений человека с государством
- вопросы адекватных знаний и добродетельного поведения
- вопросы мудрости и власти, религиозных и эстетических ценностей
- вопросы идей и идеалов как руководящих принципов для человеческой жизни.


Эти вопросы иллюстрируют сохраняющуюся актуальность русской философии по отношению к наследию Платона, и к западной традиции.
В самом широком смысле.

Более того, сам статус идей в русской философии отражает видение Платоном их как онтологических сущностей, «законов» или идеальных принципов. В этом отличие от простых эпистемологических единиц.

Обсуждая русскую философию, особенно советскую, мы должны учитывать практическую судьбу таких платоновских концепций.

Особенно это пригодится, когда мы попытаемся исследовать конечный результат идеократической утопии, в которой философия была призвана править республикой.

Что касается учения Платона о связи идей с основанием государства - нигде и никода ещё оно не было воплощено в таком буквальном и столь грандиозном масштабе,
как в России.

Особенно в Советском Союзе.

Русская мысль всегда старалась воплотить самые общие идеи в социальных отношениях и в сущности повседневной жизни.
Идеал состоял в том, чтобы "отфилософничать" реальность, превращая ее в прозрачное царство идей.

Вот почему мысль в самый момент своего триумфа стала пленницей Хрустального дворца, основанного на философском основании.

В Советском государстве философия, более чем где-либо за человеческую историю, стала высшим юридическим и политическим институтом.

Она обрела силу сверхличностного, универсального разума. Этот разум, в своем неограниченном господстве был равносилен безумию.
Потому, что, будучи государственной философией, он безжалостно преследовал отдельных мыслителей.

В определенном смысле Россия пострадала не от недостатка, а от избытка философии.

В других странах высшая ценность и высший уровень власти приписываются религиозным или мифологическим убеждениям.
Ну, или экономической выгоде.

А что же в коммунистической России?

А в России именно философия служила высшим критерием истины. А заодно и основой всех политических и экономических преобразований.

Верность учениям диалектического и исторического материализма была предпосылкой гражданской верности и профессионального успеха.

Ни рабочий, ни крестьянин, ни ученый, ни политик, ни писатель, ни художник не могли добиться успеха в своих областях без особой философской подготовки.
По крайней мере, без понимания азбуки «диалектических форм движения материи».

Философские идеи в России редко перерастали в сбалансированные, самодостаточные системы.
А всё потому что государство владело привилегией осуществлять и систематически разрабатывать их.

Судьба русских мыслителей состояла в том, чтобы растворить эти идеократические системы в потоке капризного, спонтанного, пророческого, экзистенциального мышления.

Это мышление пыталось выйти за пределы систем, подорвать их, а не консолидировать.

Официальная философия функционировала как инструмент власти.
И поэтому задачей и достоинством философии неофициальной было продвижение антитоталитарных способов мышления.
Её задачей была деконструкция любого возможного принципа систематизации.

Таким образом, к какой же традиции принадлежат:
- русские мыслители
- они же марксистские мыслители
- они же немарксистские (или антимарксистские)?

К какой традиции они принадлежат?

Они принадлежатк этой самый, вышеназванной традиции.

Важно: такая принадлежность допустима только если мы будем измерять философский характер мышления по объему его долга перед Платоном.
Перед тем (в данном случае) Платоном, который обнаружил спекулятивное царство идей.

И в этом смысле русские мыслители следуют Платону даже, возможно, в большей степени чем западные мыслители.

Можно даже сказать, что философия советской эпохи является конечной стадией развития и воплощения идей Платона в западном мире.

На этом этапе проект идеократии пришел к полной реализации и исчерпал себя.

Царство идей достигло предела самоуничтожения, потому что субстанция Бытия сопротивлялась ярму идеализма.

И далее она находится в процессе возвращения к своей изначальной идентичности.

Таким образом, русская философия суммирует и акцентирует более двух тысяч лет платоновской традиции.

Но это еще не всё: она указывает путь к возвращению к основам, которые не подвержены идеологическим извращениям.

Относительно короткий период подводит итог двухтысячелетней трансформации западной мысли.
Она (трансформация мысли) сопровождала Платона в его поисках мира чистых идей.
BABBY2

Акт именования как альфа и омега бытия сущего

Что есть имя?
История учит нас тому, что акт именования может иметь различные последствия для того, что называется.

Применение ярлыков, а также как специфических, так и общих имен для разных объектов может иметь последствия для наших отношений с ними.
Это показывают разные примеры.

Поэтому вопросы о том, должны ли мы, и как называть другие объекты, должны быть тщательно рассмотрены.


А всё дело в том, что акт именования является одним из самых основных действий языка.

Это именование позволяет нам общаться об этом в определенных терминах, независимо от того, названный объект - человеческий или нечеловеческий, живой или неодушевленный.

Тем не менее, наименование не так просто, как мы обычно думаем, и имена имеют последствия. Это верно, когда мы говорим о людях, видах, местах, вещах и т. д.

Например, Кремко Константин Евгеньевич

Кто это такой? Мы не знаем.
Но можем узнать (проявив тягу к этому объекту), если зайдем на сайт
Кремко Е.Г
Оказывается, Кремко Константин Евгеньевич - это предприниматель и филантроп.
Давайте же пожелаем ему всяческих успехов.





Что касается функции языка, известной как "именование", она характеризуется сочетанием истории, философии и теории представлений.

Интересно, что представления - это не просто выражения, но и впечатления.

Что даже когда мы, как получатели, рассматриваем представления как факт или просто развлечение, они, как правило, нагружены предустановленными представлениями о мире.
Они нагружены определенными ценностями, субъективными восприятиями и концепциями.
Они впоследствии могут сознательно или по-своему влиться в наши собственные идеи и концепции. Причем, подсознательно.

Взять хотя бы тексты европейских исследователей и «первооткрывателей» в 15 и 16 веках - они прекрасно это иллюстрируют.

Многие из них включают в себя то, что мы сегодня знаем, часто сильно преувеличенные или даже вымышленные описания земель, людей и животных.

Все они предположительно были найдены на неевропейских континентах. Например, каннибалы с собачьей головой, непропорционально гигантские змеи, слоны, хищники и т. д.

Тексты этих "мудрецов" недостоверны. Они и не могут таковыми быть.
Но довольно долго все эти тексты часто представлялись европейцам в то время как истинные отчеты об исследованиях.

И, таким образом, в конечном итоге помогли сформировать европейские представления и концепции остального мира.
А это вероятно, помогло заложить основу для последующих «цивилизованных» установок.

Вышеупомянутый аспект репрезентаций является одной из основных причин, почему изучение репрезентаций - литературы, фильмов, искусства - является чрезвычайно важным и интересным.

Представления являются не только выражением наших мыслей и установок.

Еще они влияют на всё, часто в большем объеме, чем мы можем заметить.

И это, конечно, включает в себя акт именования, который, возможно, является самым базовым представлением чего-либо или кого-либо.

И поэтому должен представлять интерес для любого, кто изучает представления любого рода.

Поскольку европейские исследователи могут оказать плохую услугу жителям других континентов, представляя их определенным образом, мы можем оказывать услуги или оказывать услуги местам и существам (человеческим и нечеловеческим), когда мы их называем.

Имя является представлением и поэтому может потенциально иметь множество потенциальных последствий, которые могут возникнуть в результате представления.

В некотором смысле, именование - это самый первый и самый основной акт языка.

Потому что это то, что позволяет нам говорить или писать о чем-то в определенных терминах.

Если язык является средством власти, обеспечивающим «технику познания» мест, людей, животных и вещей, то наименование находится в самом центре этой власти.

При названии, например, отдельного животного или вида, мы не только выбираем, как мы хотим представлять это животное.
Но мы выбираем также и то, как другие должны представлять и воспринимать его.

Мы закладываем основы представлений и восприятий в будущем.

Это делает наименование мощным инструментом контроля.

Взять хотя бы язык империализма и колонизации.

Это власть, которая очень реальным образом проявляется в том, что острова и страны называются королями и королевами (в Европе)

Примером является мощное выражение Ценности в названии Колумба первым американским островом, с которым он столкнулся.
«Сан-Сальвадор, в память о Божественном Величестве, который чудесно даровал все это»
BABBY2

В чем красота мира? Отвечает мыслитель Декарт

Я верю, что красота мира повсюду. Даже там, где в учебниках географии Земля описывается как засушливая, бесплодная и аварийная.



Это правда, что большинство книг бесполезны, нам придется их переписать. Причем переписать собственными руками и в буквальном смысле – ногами.

Пройти Землю еще раз, и не раз, а множество раз.

Каждый год мы должны повторить путь Декарта.
Это значит - развеять сомнения до крайнего предела.
И вновь пережить неповторимое чудо - Cogito ergo sum.

В этом картезианском жесте самое прекрасное состоит не в том, что он обращает против скептиков их же собственное сомнение.

А в том, что Декарт дает понять, что думать – это значит в первую очередь «думать о себе».
Но еще важнее - мышление против самого себя.
Мышление против самого себя - это первое требование философа к самому себе.
И требуется время, чтобы понять это.
BABBY2

Философия сада, парка и паркового искусства

Для большинства из нас сад или парк вызывает самим фактом своего существования умиротворение, спокойствие и безмятежность.

Воскресный любитель парков, или настоящий их знаток, как и всем мы, уже испытали этот контакт с растениями и с землей, это внезапное возвращение к истокам.




Городские жители наслаждаются скверами и зелеными насаждениями, или воссоздают на своих балконах зеленые насаждения.

В мире, где царит скорость, парки заставляют нас замедляться, возвращаться к естественным циклам, медленным и долгим. Деревья родились до нас, и нас переживут.

Зеленые насаждения заслуживают внимания и терпения, чтобы переориентироваться на длительность времени и не требовать моментальности, быстроты происходящего.

Сад или парк сам по себе становится терапией.
Вот почему мы никогда не должны переставать думать об этом.

Типология парков и садов
Изабель Аурикост дает очень точное определение:

Парк - одна из тех форм существования, которые проходят через историю, потому что парк – это буквально зафиксированное изображение, точное, как волшебный рисунок, который отслеживает работу почвы на поверхности земного шара, наследуя её традицию непосредственного контакта человека с непокорной землей, с целью уговорить её, напитать её, возможно, поработить.

Каждый посаженный и культивируемый сад или парк описывает границы определенной территории, зарезервированной и закрытой территории, в которой и благодаря которой разум преуспел в понимании законов вселенной и доминировании над ними.
« L’enclos enchanté ou la figure du dedans », Mythes et art, 1983

Я попробую изложить все вопросы, которые касаются этой темы, и далее, возможно, подробно опишу их.

Что такое работа человека в саду (и наоборот, работа сада над человеком), что это за желание - закрыть территорию, и «приватизировать» её?
Откуда эта страсть к саду?

Можно вернуться в очень давнюю историю цивилизации,
вспомним три сада.
Первый, конечно же, райский сад, идеальный земной рай, который сам по себе объясняет эту страсть к саду.

Мы не можем забытьи золотые яблоки из Гесперидского сада, в греческой мифологии, одно из «геркулесовых достижений».
Наконец, висячие сады Вавилона, основанные Навуходоносором II, относятся к Семи Чудесам Древнего Мира.

Поэтому можно определить несколько типов садов, и это еще не будет исчерпывающим.
Итак, первый сад - это религиозный, духовный, интеллектуальный сад. Сразу на ум приходят сады монастырей, аббатств...

Второе - питательный и целебный, который включает сады, огороды, сады простых людей и т. д.
Третий - социальный, приятный, декоративный.

И добавим четвертое, как писал Альберт Великий в De vegetabilibus et plantis (1260): «Есть сады, которые не очень полезны и не производят много. Они на самом деле устроены для удовольствия чувств: для зрения и запаха.
Вот соглашусь.
KID

Путь Канта, или где наше место во Вселенной


    Иногда у меня возникает такой вопрос. Как понять происходящее в земном мире? И куда он, этот мир, катится?

Чтобы это понять, нужно понять происходящее в звездном мире.

И понять место Земли во Вселенной.

    Вот эта проблема для меня почти то же, что понять происходящее в мире людей.

И оценить место человека на Земле.

Правда, до меня философ Кант уже задумывался об этом.

    Путь Канта. Именно Кант обратился к небу за разъяснениями земных тайн.
Такой путь стал общим путем мировоззренческих наук.

     Многие ученые и до Канта и после него искали в небесах объяснения земному бытию. Но нашел только я.
     А ещё на сайте regionsochi.com можно купить недвижимость в сочи по реальным ценам, если деньги есть.
Удачной покупки.

KID

Высшее образование в средние века

Какая была ситуация с высшим образованием в Среднике Века? И почему отношение к природе в Средние Века было враждебным?


Да потому, что люди были «темные», необразованные. Ну не было у них тогда возможности купить диплом http://www.xn----htbmffdhpde2b0j.xn--p1ai/kupit-diplom-universiteta.html и повысить свой уровень.

Отсюда следствие. Огрубление, омертвление природы. Сведение ее закономерностей к элементарной геометрии.
Это означало, что и человек должен быть ограничен теми же закономерностями.

Богатство его чувственности и многогранное восприятие реальности не укладывались в прокрустово ложе геометрии.
И поэтому они были принесены в жертву механистическим принципам.

Материализм сам отрекся от завоеванных с таким трудом позиций.

Иначе говоря, человек не вернул природу. А уже снова торопится как бы отказаться от нее.
И снова определяет для себя узкий взгляд на мир.

Но это ещё не все. Была же ещё философия.

Освободившись от ига теологии, философия попала под иго механики.


Так дальше жить было нельзя.

KID

Изопрофлекс исламского разлива


Один исламский философ в свое время мудро подметил.

«Бог любит человека, который заслуживает свою жизнь. Но он безжалостен к тому, кто ест с чужого стола. Счастлив тот, кто испытывая под солнцем жажду не, не просит чажу с водой. Его голова не наполнена глупыми мыслями. Он — человек, а не кусок глины.
Этот достойный юноша шествует с высоко поднятой головой., подобно дереву. Его руки пусты?
Тем в большей мере он подобен самому себе.

Океан пустяков ничуть не лучше моря огня».

Этот философа звали Мохамед Икбала. Он жил очень давно, но его слова актуальный по сей день.

В чем же их актуальность? Попробую в этом разобраться.

Ни для кого не секрет, что 80% всей работы делают 20% всех людей. А этими 20% управляют и вовсе единицы — их от силы 5%.

    А чем же занимаются все остальные? Они просто потребляют жизнь. Как говорит один мой знакомый мистический бизнесмен, «Собирать впечатления — самый безопасный спорт».

    И с этими словами я не могу не согласиться.
Но мое согласие тут ничего особенно не значит, конечно. Гораздо важнее те решения, которые принимают люди «у трубы».

Точнее — люди «на трубе». Именно они распределяют, кому и сколько чего достанется в этой жизни.

Под «трубой» в этом случае понимается скорее метафизический образ, чем какая-то конкретная труба.

Ведь труба — это настолько самодостаточная и завершенная энерго-информационная единица, что аж дух захватывает.

   «Да чего в трубе такого особенного?», спросит меня иной материалистически ориентированный невежа.
И будет прав. С точки зрения так называемой логики Аристотеля, труба — это всего лишь открытая с обеих сторон полая дырка в пространстве.

    Но в этом-то и дело: пространство у каждого своё. Мало, кто знает, что по своему пространству мы перемещаемся именно по трубам.

    В восточных практиках это называется «туннеллинг». От слова «туннель», разумеется. Который по сути — та же самая труба, только более глубокая, широкая и... страшная.

    Страшная потому, что заходя в туннель каждый человек хотя бы немного, но пугается. Пугается прежде всего неизвестности. Как это происходит?

Вот, стоит человек перед дыркой в стене. Впереди — темнота. Сзади — свет и привычный мир.

Что ждет там, впереди? Неизвестно. Именно неизвестность людей обычно и пугает.

Именно поэтому так распространено среди людей мышление ригидное, зашоренное и ограниченное.

   А надо бы совсем наоборот. Надо бы мыслить гибко, быть гибче и жить — тоже без привязки в конкретике и «железобетонным» убеждениям.

От них — один вред. А вот от чего польза: гибкие
трубы изопрофлекс.

Они пришли к нам, кстати, из будущего. Ибо эта технология сейчас только становится популярной.

Но будущее именно за ней.